Другая судьба

«Плохая жизнь от нас отвянь»
К.Копейкин

Мы часто задумываемся о том, как бы сложилась наша жизнь, если бы осуществились наши сокровенные мечты.

Помните, как это было, когда Вам было отказано в Вашем желании – быть тем, кем Вы хотели стать?

Вспоминайте, вспоминайте.

Вы всегда этот случай (случаи) помните, хоть как ни стараетесь забыть.

Это был тот отказ, который перевернул всю Вашу жизнь и Вы стали не тем, кем желали стать.

Ваши стремления исчезли, а вместо них прочно обосновались чужие, навязанные другими людьми.

Сейчас Вы уже не можете узнать, что было бы, если бы не было того страшного отказа, того непонимания окружающих.

Может теперь у Вас не те друзья, не та профессия и, возможно, даже не тот человек, которого Вам хотелось бы видеть всегда рядом. Юрист не стал музыкантом, бухгалтер – поваром, учитель – превосходным слесарем и т.д.

Сегодня и завтра Вы будете постоянно находиться в поисках себя утраченного, искать мотивацию для выполнения своей работы, читать книги о том «как добиться успеха» или «счастья», но зачастую все тщетно, свое уже забыто.

А может еще есть шанс?

Возможно все, что от Вас требуется – это просто вернуться в прошлое и вспомнить тот отказ и переосмыслить случившееся.

Вдруг, на самом деле, Вам сейчас не так и плохо.

А, если нет, тогда стоит плюнуть на возможные очередные отказы и, наконец-то, делать то, что ВАМ хочется.

Очень хорошо подобную ситуацию описал Эрик-Эмманюэль Шмитт в своей книге «Другая судьба».

Личность главного героя, возможно, не весьма лицеприятна, но – это, пожалуй, и хорошо, потому что перетасовка колоды его жизни, какую сделал писатель, действительно впечатляет.

Ведь, если не переосмыслить, может получиться как у Венеры (персонажа Бернарда Вербера из «Империи ангелов»), когда она после кончины предстала перед трибуналом архангелов для вынесения вердикта – стать ей ангелом или опять вернуться на землю: «Архангелы сказали, что у нее был огромный талант к рисованию. Уже на протяжении многих жизней она мечтала стать художником и долго готовилась к этой миссии. Однако вместо живописи все, что она могла делать, это гримироваться!».